Фильм том и джери смотреть онлайн

Когда в Мексике у меня накапливалось штук сорок, я отправлялся в горы и выпускал их на волю. Я ненавижу вивисекцию. В студенческие годы мне однажды пришлось распять лягушку и лезвием бритвы рассечь ее, чтобы увидеть, как работает ее сердце. Этот абсолютно бессмысленный эксперимент поразил меня на всю жизнь, я до сих пор не могу себе этого простить. Я целиком одобряю одного из своих племянников, крупного американского нейрохирурга, вполне достойного Нобелевской премии, который бросил исследовательскую работу изза отвращения к вивисекции. Надо в некоторых случаях иметь мужество послать к черту науку! Я очень любил русскую литературу. Приехав в Париж, я знал ее лучше, чем Бретон или Жид. Между Россией и Испанией существует тайное притяжение, которое проходит над Европой или под нею. Я любил оперу. Отец начал водить меня в оперу с тринадцати лет. Увлечение началось с итальянцев и кончилось Вагнером. Дважды я заимствовал эпизоды из опер, из "Риголетто" - эпизод с сумкой в "Забытых". Общая ситуация в фильме "Лихорадка пришла в Эль Пао" та же, что и в "Тоске". Я ненавижу некоторые фасады кинотеатров, особенно в Испании. Они предельно убоги, и мне становится так стыдно, что я ускоряю шаг. Я люблю пирожные с кремом, которые испанцы называют pastela/o. Мне не раз хотелось использовать их в своих фильмах. Но в последнюю минуту я всегда отказывался. Жаль! Я обожаю переодевания - с самого детства. В Мадриде я одевался священником и прогуливался по улицам - это грозило мне пятью годами тюрьмы. Переодевался я и в рабочего. В трамвае никто не обращал на меня внимания. Я словно не существовал. Вместе с одним приятелем в Мадриде мы любили разыгрывать из себя грубиянов и мужланов. Заходили в какуюнибудь таверну, и я говорил хозяйке, подмигивая: "Дайтека банан моему другу, вот будет потеха". И тот съедал его вместе со шкуркой. Однажды я оделся офицером, прицепился к двум артиллеристам, которые не отдали мне честь, и отправил их к дежурному офицеру. В другой раз вместе с Лоркой, тоже переодетым, мы встретили известного тогда поэта, которому было суждено умереть молодым. Федерико стал его оскорблять. Поэт нас не узнал. Много позднее в Мексике, где Луи Маль снимал фильм "Вива, Мария!" на студии Чурубуско - там все меня знали, - я надел простой парик и направился на съемочную площадку. Я встретил Луи Маля, но он меня не узнал, остальные тоже не узнали: ни операторы, ни Жанна Моро, которая снималась у меня, ни мой сын ЖанЛуи, ассистент режиссера. Переодевание - удивительная штука. Рекомендую попробовать. Оно позволяет увидеть иную жизнь. Если вы рабочий, вам механически дают самые плохие спички. Не уступают дорогу. Девушки не смотрят на вас. Словно этот мир - не для вас. Я смертельно ненавижу банкеты и вручение призов. Эти церемонии подчас кончались конфузом. В 1978 году в Мехико министр культуры вручал мне Национальную премию искусств - прекрасную медаль из золота, на которой было выгравировано: Bunuelos, что поиспански означает "пирожок". За ночь эту надпись исправили. В другой раз на банкете в НьюЙорке мне вручили раскрашенный диплом, в котором говорилось, что я сделал "безмерный" вклад в развитие современной культуры. При этом в слове "безмерный" была допущена орфографическая ошибка, и ее тоже пришлось исправлять. Мне случалось иногда выставлять себя напоказ, скажем на фестивале в СанСебастьяне по случаю какогото чествования, и я сожалею об этом. Пример предельного самовыставления напоказ явил Клузо, когда созвал журналистов, чтобы сообщить им о перемене веры.

















Информация о фильме

Фильм том и джери
Режиссёр
Страна
Жанр кино
Киномусорный бачок

Дата выхода на экраны 00.00.0000
Качество видео DVDRip
Размер файла 



Информация для скачивания фильма:




КОНЕЦ ФИЛЬМА

 






Яндекс.Метрика