Куча Патриция Аркетт 1

1


Страницы: 1  



Сказки венского леса

ФИЛЬМ ПАТРИЦИЯ АРКЕТТ

Стол постепенно становился растерзанным и пустым. Было поздно, остались самые крепкие. Высоцкий взял гитару, сел поодаль и запел: И когда наши кони устанут Под нами скакать, И когда наши девушки сменят Шинели на платьица Вокруг него образовался круг артистов. Я взяла свой стул и села неподалеку. Он впился в меня глазами и вместе со стулом подвинулся к моему стулу. Ударил по струнам: В желтой, жаркой Африке, В центральной ее части Как то вдруг вне графика Случилося несчастье Он еще раз вместе со стулом подвинулся ко мне и хрипло продолжал: Слон сказал, не разобрав — Видно, быть потопу В общем так, один жираф Влюбился в антилопу Брякнул по струнам. Встал. Налил водки. Выпил. Налил бокал шампанского – протянул мне. Опять ударил по струнам и новая песня – глядя мне в глаза: Когда вода всемирного потопа а а а а Вернулась вновь в границы берегов, Из пены уходящего потока а а а а а На сушу тихо выбралась любовь Мой цензор был во хмелю и крепко спал, и я без руля и без ветрил бросилась в «поток» под названием «Высоцкий». Он это чувствовал, у нас произошло сцепление. В недрах моего сознания оно называлось таким знакомым словом «месть»! Но месть унижает, поэтому месть вышла на поверхность в милом словосочетании: ах, как он мне нравится! Какого рода сцепление было у Высоцкого, мне не дано знать, скорее всего это было вечное одиночество. Затылком я чувствовала пронзительный взгляд Андрея, смешанный с уже закипевшим в нем бешенством. В этом небольшом зале летали невидимые огненные стрелы, вспыхивали невидимые молнии – напряжение было такое, как во время грозы. Своим рычащим и хриплым голосом, впиваясь в мои зрачки, Высоцкий продолжал: Только чувству, словно кораблю, Долго оставаться на плаву Прежде, чем узнать, что я люблю — То же, что дышу или живу И много будет странствий и скитаний. Страна любви – великая страна И с рыцарей своих в дни испытаний Все строже станет спрашивать она Я сидела, улыбаясь, в малиновой юбке, в белой кофточке, как во сне, раскачиваясь на стуле, с остатками шампанского в прозрачном бокале. Вдруг я услышала голос, самый главный голос в жизни, и, не подозревая, что песня становится явью и наступают «дни испытаний», улыбнулась на его слова: – Идем скорей, на минуточку, мне нужно кое что тебе показать. Это очень важно! Я встала, поставила бокал на стол и пошла за Андреем. Мы вышли в темный коридор, свернули налево, прошли несколько шагов в глубину. Не успела я открыть рот, чтобы спросить, куда он меня ведет, как мой рыцарь врезал мне… Из носа хлынула кровь на мою белую кофточку. «И с рыцарей своих в дни испытаний все будет строже спрашивать она», – пронесся в моей голове шлейф песни. Фильм Патриция Аркетт. Из носа лился поток теплой крови, я закинула назад голову, руки становились липкими. Мы оба были очень испуганы, молчали и только два платка, – его и мой, и две руки встречались на территории моего разбуженного лица. Потому что нос, если читать наоборот, получается – сон. Я была во сне, я крепко спала и только как сомнамбула автоматически ходила в театр, считая это наваждение – целью жизни: спала, не видя себя со стороны, не понимая, не видя ни его, ни людей, которые меня окружали, – только очертания их плавали в мутной воде бытия.




Яндекс.Метрика